"Воровка книг" - в конце пути - слов нет

Фильм Брайана Персивала является экранизацией мирового бестселлера австралийского писателя Маркуса Зусака, повествующего об ужасах Второй Мировой Войны, показанных глазами девятилетней жительницы Германии. Применительно к фильму, однако, слово 'ужасы' будет явным преувеличением - здесь есть много намёков, но течение истории в большей степени напоминает унылую и скучную сказку для самых маленьких, нежели оказывается в состоянии спровоцировать какой-никакой эмоциональный резонанс.
Как и в книге, повествование ведётся от лица Смерти, которая даёт о себе знать мудрым мужским голосом в прологе, и не навязчиво напоминает о себе время от времени. События начинают развиваться незадолго до начала войны - маленькую Лизель разлучают с семьёй (поскольку те коммунисты) и помещают к приёмным родителям. Дальше, собственно, ничего особенного с ней не происходит, не считая того, что в то время, как городских мужчин (включая приёмного отца девочки) будут периодически призывать для военных действий, а сам городок время от времени будет подвергаться налётам с воздуха, где-то между делом за два часа экранного времени наша героиня научится читать и играть на аккордеоне. В какой-то момент в доме появляется молодой беглый еврей, присутствие которого, вроде как, должно внести в сюжет некоторую напряжённость, которой явно недостаёт. Лизель гоняет по улице мяч с соседскими ребятами, читает книги, и, как и все, ждёт окончания войны. Заметьте: любого окончания! Разумеется, постепенно она начинает понимать, что Гитлер - это плохо; и что в случае его победы евреев в Германии (включая её нового друга) уже не будет - но эти вот 'правильные' моменты особенного эффекта не производят. Ребёнок остаётся ребёнком - слишком уж явный перевес здесь идёт в сторону субъективизма, если не сказать, эгоизма; учитывая те ужасающие декорации, в которых разворачивается эта ничем не примечательная история. Сценарий, просто напросто, не даёт своему главному персонажу каких-то ярких положительных характеристик, чтобы мы в должной мере прониклись к нему сочувствием и интересом к его дальнейшей судьбе. 'Голод'? 'Унижение'? Да ладно! Конечно, перегнув палку в показной жестокости создатели бы не отвертелись от обвинений в спекуляции на теме. Но вот не задача - они сделали кино как можно более мягким и комфортным - а спекуляция-то никуда не делась.

Картина пытается исхитрится, и выдать очевидные вещи за великие откровения. Вряд ли кто-то в здравом уме будет спорить с тем, что геноцид - это ужасно. В тоже время, растеряв, видимо, в процессе адаптации атмосферу первоисточника, лента на вряд ли оказывается способна оформить свои понятные идеи в достойную внимания форму. Вместо этого используются откровенно спекулятивные методы; к примеру, нацисты здесь произносят свои монологи на немецком, в то время, как обычные 'хорошие' немцы общаются на английском. Ну а закадровые разглагольствавания 'Смерти'; с одной стороны, нагоняют ожидаемого пафоса; с другой - задают происходящему тон этакого 'фэнтези', уводя мысли в сторону от реальных человеческих страданий. (Хотя надо признать - монолог Смерти, пожалуй, единственное - что меня тронуло в данном movie.) Ну а наша героиня, тем временем, читает книги, 'заимствуя' их из домашней библиотеки супруги местного бургомистра; несмотря на то, что их роль для развития её характера по сюжету кажется абсолютно несущественной (хотя должно, вроде как, быть как раз наоборот). Времена года томительно сменяют друг друга, пока, в конце концов, в город не въезжает автоколонна из бравых спасителей, в лице вооружённых сил США (ни для кого ведь не спойлер, что Германию таки освободили американцы?). Разумеется, не все герои доживут до этого знаменательного момента, ибо у сценария вполне достаточно пространства для целенаправленного выжимания зрительских слёз - и он его в полной мере использует в финальном акте.
Молодой канадке Софи Нелисс, исполнившей роль Лизель, стоит отдать должное - она интуитивно пытается нащупать какие-то новые грани у своего персонажа, о которых не позаботились авторы адаптации, сведя сложность её характера к минимуму. В то же время сильный суппорт в лице Джеффри Раша и Эмили Уотсон надёжно 'прикрывает девочке тыл', в некоторые моменты даже заставляя поверить в то, что мы смотрим настоящее кино; а не выхолощенную и стерильную претензию на попадание в список хэдлайнеров наградного сезона. Неплохая (но не виртуозная) камера Флориана Баллхауса и вкрадчивый саунд Джона Уильямса (создатели даже не поскупились пригласили композитора 'Списка Шиндлера') также делают своё дело - но картину это несколько не спасает. 'Отвага без лишних слов' - гласит слоган. Что же, лишних слов может и нет; но и с отвагой как-то всё уныло, в самом деле.

Это нельзя пропустить